Россия в окружающем мире. Аналитический ежегодник 

   | На главную | | Статьи | | Авторы | | Приложения | | Календарь событий | | Дайджест |


| ЦТАЭП | | МНЭПУ | | English version russian version |     




Дайджест № 10 2012 года
Рубрика: Экология

Эрнст фон Вайцзеккер. Нужна эффективность в использовании ресурсов!


10-13 мая 2012 г. профессор Эрнст фон Вайцзеккер (Ernst Ulrich von Weizsдcker) посетил Москву, где прочитал лекции о своём видении будущего. Он является сыном физика и философа Карла Фридриха фон Вайцзеккера, и племянником бывшего федерального президента Рихарда фон Вайцзеккера. Профессор прибыл в Москву по приглашению фонда Фридриха Эберта (Friedrich Ebert Stiftung) и Института Мировых идей Александра Чикунова. Представитель фонда Эберта и Жанн Фальбуш (Jan Henrik Fahlbusch – program manager Fridrich Ebert Stiftung) озвучил важные мысли Вайцзеккера, которые обрели для социал-демократии классическое значение: «коммунизм прекратил своё существование, потому что цены не отражали экономического содержания, а капитализм прекратит существование, если не позволит ценам отражать экологическую правду. В чём же состоит правда? – вот большой вопрос… Есть специалисты в области социологии, экономики и окружающей среды, но нет ни одного курса ни в одном университете, который бы сочетали три этих дисциплины. Поэтому слишком много узких специалистов, которые не общаются друг с другом. В этом состоит часть проблемы. Нужно пересмотреть систему вознаграждения для тех, кто переходит эти междисциплинарные границы. И я рад, что здесь есть Институт мировых идей Александра Чикунова как мост, переброшенный между разными берегами идей – естественные науки, инженеры, экономисты, общественные науки и т. д.». Эрнст Ульрих фон Вайзеккер – сопредседатель Межправительственной группы по ресурсам Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Экология и жизнь № 5, 2012, с. 33-36. Сколько существует человеческая история, столько ей сопутствует проблема дефицита ресурсов. В прежние времена типичным способом её решения было исследование новых территорий и добыча ресурсов там. Современная геология и дистанционное зондирование хорошо справлялись со своими задачами на протяжении последних 30 лет, и это обрушило цены на сырьё намного ниже любого уровня в прошлом. Однако цены на ресурсы падали на протяжении 200 лет, и это падение прерывалось лишь мировыми войнами и резким повышением цен в конце 1970-х и после 2000-х. Однако ныне ситуация выглядит совсем иначе: взлёт цен, видный на графике в правом углу (и который продолжился после 2004 г.), возможно, был предвестником перелома. Вероятны две его причины: 1) 7 млрд. человек, движущихся целенаправленно в сторону процветания, неизбежно начнут потреблять намного больше ресурсов, чем когда бы то ни было в истории; 2) эффективная разведка и разработка месторождений и её технологии, развившиеся с тех пор, как общество напугал взлёт цен на нефть и сырьё в 1970-х, привели к резкому избыточному снабжению энергией в начале 1980-х. Это, в свою очередь, привело к падению цен. Можно также допустить, что успешная глобальная компания по разработке недр могла достичь естественных геологических пределов. Поскольку обе причины вполне правдоподобны, мы легко приходим к выводу, сформулированному Ричардом Хейнбергом (Richard Heinberg) в мрачной книге «Peak Everything: Waking Up to the Century of Declines» (2007), описывающей «пик нефтедобычи» и тревогу, охватившую мир с конца 1990-х. Европа бедна полезными ископаемыми, особенно если сравнивать, к примеру, с Австралией. Это заставляет Европу (вслед за Японией, Сингапуром, Кореей, а с недавнего времени и КНР) выражать серьёзную озабоченность зависимостью от импорта природных ресурсов. Европейское агентство по окружающей среде, которое регулярно докладывает о состоянии окружающей среды в Европе, в 2010 г. добавило в свой доклад основной раздел о доступности ресурсов и график, демонстрирующий, что многих металлов, необходимых для промышленности Европы, в Европе вообще нет. Подобные опасения составляют значительную часть и японской литературы на тему окружающей среды с середины 1970-х годов. Это означает, что Европа должна быть особенно заинтересована в хорошем управлении ресурсами и в обеспечении надёжных потоков импорта (и это основные положения Сырьевой инициативы ЕС). Однако в этой статье я хочу выступить против нынешней тенденции рассматривать ресурсы в целом как дефицитные, а сам дефицит – как угрозу будущему европейской промышленности. Эта моя точка зрения объясняется двумя разными причинами. Во-первых, на деле минеральные ресурсы, имеющее ключевое значение для промышленности, за редким исключением не так уж и дефицитны. В число реально ограниченных ресурсов надо включить нефть, газ, уран, индий и, возможно, также литий, галлий, германий, кобальт, металлы платиновой группы и фосфат. Ещё один вид «дефицита» – биоразнообразие, а также плодородие почв. Но Сырьевая инициатива ЕС по старинке боится дефицита всех металлов, и её весьма опасная стратегия – оказывать давление на другие страны, в частности, на развивающиеся, побуждая их экспортировать больше металлов. Редкоземельные металлы привлекают немало внимания, поскольку в их добыче почти полным монополистом является Китай. Но это лишь временное явление, вызванное нецелесообразным закрытием рудника Маунтин-Пасс в Калифорнии около 10 лет назад, а также отсутствием заинтересованности в редкоземельных металлах в других регионах. Церий, празеодим, неодим вообще не являются редкими минералами – они есть в большом количестве в Гренландии, Австралии и Африке. Однако, что касается меди, которая, разумеется, куда важнее, чем редкоземельные металлы, Джон Тилтон, безусловно, преувеличивает, что её хватит при нынешнем уровне потребления ещё на 120 млн. лет.* [* Тилтон Дж. Время напрокат? Оценка опасности истощения запасов полезных ископаемых. – Балтимор, 2002.] Во-вторых, я вижу для европейской промышленности массу способов обойтись меньшим количеством минеральных ресурсов. Степень переработки практически всех металлов находится в пределах всего 1%. Это самая яркая находка нового отчёта Межправительственной группы по ресурсам* [* Степень переработки металлов/ Под ред. Томаса Гределя. – Париж, 2011.], и благодаря ей становится ясно, что есть возможности для качественного улучшения глубины переработки. Эта вторая причина чрезвычайно важна везде. Причем я допускаю, что повышение глубины переработки лишь вершина айсберга намного более масштабной технологической революции, которая должна свершиться повсюду на планете и в которой Европа может стать лидером в одном ряду с Японией, Кореей и, безусловно, Китаем. Появилась и новая игра, и имя ей – эффективность использования ресурсов, которая измеряется объём производства на единицу использованных ресурсов. Я предполагаю, что она становится ключевым фактором устойчивого развития и истинной «зелёной экономики».* [* Навстречу зеленой экономике. Пути к устойчивому развитию и снижению бедности. – ЮНЕП, Найроби, 2011.] В некотором смысле тема эта не так уж и нова. Спустя два столетия снижения цен и лишь незначительного повышения их в начале 1970-х эффективность использования энергии и сырья стала вдруг заметной темой дискуссий. Одним из важных шагов к этому была публикация в 1972 г. отчёта Римского клуба «Пределы роста» и последовавший вскоре нефтяной шок 1973 г., когда ОПЕК (предусмотрительно принимая во внимание споры вокруг «Пределов…») удалось повысить цены на нефть в 4 раза. В ответ на новый дефицит промышленно развитые страны того времени (при координации ОЭСР и МЭА) разработали стратегии повышения эффективности использования энергии, которую в Великобритании окрестили «пятым топливом» (после угля, нефти, ядерной и солнечной энергии). Недавние споры о глобальном потеплении и «пике нефтедобычи» и удар по ядерной энергетике по всему миру после катастрофы в Чернобыле внесли большой вклад в понимание эффективности как одного из ключевых факторов для устойчивого развития и процветания с возобновляемыми источниками энергии в качестве второго ключевого фактора. Катастрофа на Фукусиме-1 в 2011 г. ещё больше подняла популярность мер по повышению эффективности использования энергии. Повышение эффективности использования ресурсов не ограничивается лишь энергоносителями. Дефицит ряда минералов и рост цен после 2000 г. заставили всерьёз задуматься об исчерпаемости ресурсов. В Японии, а позднее и в Китае, возникла идея «циклической экономики». В целом тенденцию повышения эффективности использования полезных ископаемых можно рассматривать как программу, противоположную Сырьевой инициативе ЕС. После 20 лет исследований, проводимых такими аналитическими центрами, как Вуппертальский институт климата, окружающей среды и энергии (ФРГ), появились наводящие на размышления идеи, что эффективность использования ресурсов можно увеличивать практически до бесконечности. Убедительной промежуточной целью может быть цель в 5 раз увеличить эффективность, как это описывается в публикации «Фактор Пять», которая строится на более ранней версии «Факторе Четыре».* [* Вайзеккер Э., Харгрувс К. и др. Изменение глобальной экономики путем повышения эффективности использования ресурсов на 80%. – Лондон, 2009; Вайзеккер Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор Четыре. Удвоение благосостояние при вдвое меньшем использовании ресурсов. – Лондон, 1997.] Новая книга показывает, что пятикратное увеличение эффективности использования ресурсов выполнимо практически во всех сферах современного общества. Клуб «Фактор Десять», созданный Фридрихом Шмидт-Блек, предлагает даже десятикратное увеличение эффективности, хотя весь упор делается на материальные ресурсы, способные к переработке и длительному жизненному циклу – что неприменимо к энергии. «Фактор Пять» с главным фокусом на энергии приводит множество удивительных технологий, включая производство цемента с использованием всего пятой части от обычного расхода энергии. Но авторы осознают, что плодов технологической революции ждать придётся долго – пока не произойдут серьёзные изменения в законодательстве. Это касается всех стран. Причины отсутствия надлежащих законов на самом деле довольно просты. Правительства последовательно хотели угодить своим гражданам (или электорату), сколько можно снижая цены на ресурсы, отчего любые попытки повышения эффективности использования этих ресурсов становились бесполезными. Иными словами, вопрос повышения эффективности использования ресурсов привлёк внимание, только когда ряд острейших кризисов привёл к ограниченности и удорожанию ресурсов. Политикам и промышленникам никогда не приходило в голову, что мудрым решением было бы послать искусственный финансовый сигнал будущего дефицита. Заметным исключением стала климатическая политика. Понимая, что глобальное потепление представляет собой серьёзную угрозу будущему, Рамочная конвенция об изменении климата (1992 г.) и Киотский протокол (1997 г.) привели к системе ограничения эмиссии парниковых газов и разработке системы торговли выбросами. Однако опасения потерять конкурентоспособность и почти полное отсутствие необходимого контроля в развивающихся странах сделали дипломатию Киотского протокола весьма неприятным и запутанным делом. Глядя на экономику, технологии и психологию климатической и сырьевой дипломатии, я чувствовал, что классический подход больше не подойдёт. С точки зрения психологии, самое главное – преодолеть широко распространённые опасения утратить конкурентоспособность в условиях фиксации цен на использование ресурсов. Это центральный элемент политического вектора «Фактора Пять» в главах, посвящённых политическим мерам. В гл. 7 изложены различные экономические инструменты природоохранной и сырьевой политики и заявляется, что по сути своей система торговли квотами на эмиссию и механизмы прямого ценообразования обладают схожими свойствами, но преимущества торговли квотами перевешивают преимущества прямого ценообразования. Система торговли квотами оказалась очень непредсказуемой, ей сопутствовали скачки спекуляций и неприятные сделки с весьма сомнительными агентами, предлагающими сокращение выбросов парниковых газов. Годовые налоги на энергопотребление, с другой стороны, скорее создавали рабочие места и способствовали экономическому благосостоянию, чем вели к увольнениям. Гл. 8 описывает «обратный эффект», наблюдаемый на протяжении столетий: успехи в повышении эффективности часто вели к абсолютному увеличению потребления ресурсов. Эффективность вела к тому, что ресурсы становились более доступными, она же служила толчком к дальнейшему экономическому росту, который, очевидно, поддерживали все, кроме экологов. Таким образом, одной эффективностью не преодолеть дефицита ресурсов, и не сохранить стабильности климата. Периоды роста энергопотребления произошли, в частности, в периоды снижения цен на энергоносители. В гл. 9 авторы заключают, что, возможно, необходимо активно повышать цены по предсказуемой траектории. На такую стратегию вдохновила весьма любопытная история последних 150 или более лет, когда рост производительности труда происходил всегда параллельно с ростом валовой стоимости рабочей силы. Развитие этих двух величин на протяжении определённого временного интервала в США, очень похожие примеры есть и для других стран. Разумеется, были и короткие периоды исключения, например, при Рейгане и Тэтчер в США и Великобритании зарплаты росли очень медленно, но в итоге они выросли повсюду. На протяжении 150 лет и производительность труда, и валовая стоимость рабочей силы выросли примерно в 20 раз в успешно развивавшихся промышленных странах. Эти взаимостимулирующие процессы роста стоимости и производительности стали двигателем технического прогресса и повышения благосостояния. Сегодня мы можем скопировать этот успешный опыт, поднимая цены на ресурсы более или менее согласованно с увеличением эффективности использования ресурсов. Идею можно реализовывать постепенно, сектор за сектором, чтобы тяжелая промышленность не пала жертвой быстрого достижения более высокой эффективности другими, высокотехнологичными отраслями. Идея состоит не в росте ежемесячных расходов на энергию и другие ресурсы, а в том, чтобы государство становилось всё более эффективным в использовании дефицитных ресурсов. Впервые эта мысль была озвучена в контексте задачи форсирования экономических инструментов в рамках Совета Китая по международному сотрудничеству в вопросах окружающей среды и развития, опубликовавшего свой отчёт в 2009 г. Дабы избежать трудностей для малообеспеченных слоёв общества, может быть принята некая минимальная базовая цена, отчасти потому, что технический прогресс имеет тенденцию приходить в обеспеченные слои общества скорее, чем в бедные. Система с предсказуемо и постепенно растущими ценами на энергию и сырьё станет чрезвычайно сильным стимулом для использования соответствующих ресурсов с большей эффективностью. Кроме того, она повлияет на планирование инфраструктуры, жилищное хозяйство, транспорт, привычки в питании, долговечность использования товаров, т. е. на все те факторы, которые в прошлом считались трудными для влияния у политиков, занимающихся вопросами окружающей среды. Традиционный выход из этой дилеммы обычно заключался в повышении образованности населения с целью изменения привычного образа действий. Боюсь, однако, такой подход никогда в истории не был достаточно действенным. Если предположить, что мировой дефицит ресурсов в итоге будет ощутим во всех странах, можно ожидать, что те государства, которые первыми начнут вводить технологии повышения эффективности использования ресурсов, получат наибольшую выгоду и множество преимуществ «первопроходца» на мировых рынках. Иными словами, траектория постепенного повышения цен на энергию и сырьё может послужить фактором повышения конкурентоспособности страны, что является эффектом, противоположным тому, чего обычно боятся при повышении цен. Этот страх на самом деле связан с фазами, когда внешние факторы, такие как картель ОПЕК, влияли на рост цен, приводя к массивным потерям капитала со стороны стран ОЭСР. Если же, напротив, деньги будут храниться и циркулировать внутри ОЭСР или ЕС, таких потерь опасаться не придётся. Источник: http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/6888/




Россия в окружающем мире, 2010 год


Россия в окружающем мире: 2010 год






Информационный дайджест №2 2014 года


  • Новости законодательства
  • Экономика
  • Экология
  • Здоровье
  • Природа
  • Охраняемые природные территории
  • Стихийные бедствия
  • Погода. Климат
  • Радиационная безопасность
  • Альтернативные источники энергии
  • Генетически модифицированные организмы
  • Интернет-ресурсы
  • Новые издания
  • Конференции
  • Семинары, совещания, форумы
  • Выставки
  • Кампании, акции, проекты
  • Конкурсы
  • Гранты


  •    Rambler's Top100   

    Copyright 2005-2011 © При перепечатке фотографий и иных материалов с данного сайта необходима ссылка, а в Интернете - гиперссылка на источник - сайт "Россия в окружающем мире" www.rus-stat.ru